ЗАБАВНЫЕ НОВОСТИ

Главная Статьи Ссылки Контакты

  Перспективы доллара как валюты нефтяного контракта

    Для нашей страны, делящей в последнее время с Саудовской Аравией лидерство в торговле нефтью, проблема определения цены нефти и последующих расчетов за это сырье является крайне существенной. Основная проблема состоит в том, что Россия не в состоянии влиять на стоимость собственной нефти на мировом рынке. Сложившаяся в мире система нефтяной торговли построена таким образом, что основную прибыль тут получает не тот, кто добывает, а тот, кто продает товар конечным потребителям. И это отнюдь не российские (иракские или иранские и т.д. компании). Цена на российскую экспортную нефть Urals определяется на биржах в Лондоне и Нью-Йорке. Это Международная нефтяная биржа (International petroleum exchange) в Лондоне и Нью-йоркская товарная биржа (New York mercantile exchange). Причем биржевые котировки здесь весьма далеки от реальной стоимости товара и определяются таким количеством спекулятивных или субъективных факторов, что говорить о современных бирже-вых котировках нефти как о реальном индикаторе цены просто смешно.
    
    Еще одним существенным отличием системы нефтяной торговли является валюта контракта. По сложившейся традиции, нефтяные котировки выставляются в долларах США. Платить за товар можно в какой угодно валюте, но оценка всегда производится в долларах. В такой ситуации как продавцы, так и покупатели предпочитают и расчеты вести в долларах во избежание лишних транзакционных издержек. Именно такая система котировок и расчетов за нефть (и большинство других важных сырьевых товаров) в значительной степени и определяют положение доллара США как резервной мировой валюты.
    
    Однако в последнее время изменение соотношения сил на нефтяном рынке вкупе с громадным бюджетным и торговым дефицитом США и ростом значения европейской валюты привели к целому ряду попыток ревизии этой системы торговли. Более того, эти попытки привели к серьезным переменам в мировой политике. Так, в СМИ существует устойчивая версия, что вторжение США в Ирак началось сразу после того, как Садам Хусейн потребовал, чтобы в рамках программы «Нефть в обмен на продовольствие» расчёты осуществлялись в евро, а не в американских долларах. В сентябре 2000 года он объявил, что Ирак больше не намерен принимать доллары в обмен на нефть, продаваемую в рамках этой программы, и приказал конвертировать в евро 10 миллиардов долларов, размещенных на счету, которым распоряжается ООН. «Именно этот выбор решил судьбу Ирака, - говорит Уильям Кларк, эксперт по безопасности и автор труда по экономике нефтяного рынка. - Это был политический шаг, приносящий доход в связи с неуклонным падением курса доллара. И это стало последним аргументом при принятии решения о захвате Ирака. Когда американские морские пехотинцы вошли в Багдад, иракская нефть вновь стала продаваться за доллары».
    
    Не исключено, что это не последняя война за стабильность доллара. В 2006 г. Иран обнародовал планы открыть нефтяную биржу, где цена нефти будет котироваться в евро. Известие вызвало серьезное беспокойство в нефтяных кругах, прежде всего, американских. Сегодня у Иранской нефтяной биржи есть все основания стать достойным конкурентом двум существующим: более трети иранского экспорта нефти предназначено для Европы. Географическое расположение страны в непосредственной близости от таких важных импортеров нефти и газа, как Китай, Индия и Европа определяет стратегическую важность Ирана как мирового поставщика нефти. Иран располагает 130 миллиардами тонн разведанных запасов сырья, или 10% всех мировых запасов.
    
    Возможность продажи нефти за евро положительно воспринимается латиноамериканскими производителями. Такими, как президент Венесуэлы Уго Чавес, а также нефтяными компаниями Персидского залива, России и Китая. Да и сам Тегеран на протяжении трех лет заявляет о желании получать евро за нефть, экспортируемую в Азию и Европу.
    
    Хотя понятно, что запуск торговли нефтью за евро ставит под вопрос существование доллара как мировой резервной валюты, влияние на курс доллара перехода Ирана на расчеты за нефть в евро представляются преувеличенными. То, в чем котируется нефть, не имеет значения, поскольку не влияет на валюту расчетов.
    
    В случае с Ираном речь идет о бирже. Но биржа - это всего лишь индикативная котировка, на бирже продаются очень маленькие объемы нефти. Более того, биржа, в основном, работает с контрактами, а не с реальными поставками, в то время как на курсе доллара, безусловно, может сказаться, скажем, массовый переход в расчеты на другую валюту. Соответственно, этот переход на расчеты в другой валюте между реальными поставщиками и покупателями сырья, безусловно, будет влиять на то, какая валюта станет резервной. Но не запуск биржи, где будут котировки в евро. А вот в описанном выше случае с Ираком речь вполне могла идти о расчетах в евро за довольно значительные реальные объемы сырья. Что само по себе могло негативно отразиться на монопольной роли доллара в расчетах за нефть, не считая нежелательности для США самого факта возникновения прецедента.
    
    В то же время, на данный момент какой-либо ощутимой угрозы доллару как единственной валюте нефтяного контракта не видно. 60-70% экспортных операций в мире осуществляется в долларах. Около 60% всех валютных резервов стран мира тоже находятся в долларах, 80% операций на валютном рынке мира осуществляется в долларах и 70% банковских кредитов предоставляется в долларах. Ведущие российские финансисты тоже пока скептически относятся к замене доллара США как расчетной валюты в нефтяной торговле.
    
    Бывший глава Центробанка, а ныне председатель совета директоров ЮКОСа Виктор Геращенко говорит: «Если ты торгуешь нефтью, то придется держаться доллара. Полагаю, что в течение ближайшего десятилетия никто на мировом рынке не будет котировать нефть в евро, рублях, в юанях или еще в чем-то. Все равно, это будет долларовая цена. Исходя даже чисто из уровня экономики США, ее размера. Разве что только Китай будет поджимать».
    
    По мнению главы ФСФР Олега Вьюгина, это связано с некоторыми объективными вещами. «Например, если говорить о нефти, то известно, что цена на нефть котируется в долларах. Нет котировок в евро. Поэтому любой договор о продаже нефти, даже если он будет заключен в евро, все равно будет апеллировать к долларовым котировкам нефтяных рынков... Если начнет работать система, где нефть будет котироваться в евро, и это будет достаточно ликвидный крупный рынок, тогда, безусловно, появятся и контракты в евро», - считает он.
    
    В российском экспертном сообществе не первый год муссируется тема необходимости создания условий для участия России в формировании мировых нефтяных цен. Это становится все актуальнее в свете глобальных перемен на мировом валютно-финансовом рынке. Не за горами завершение реформы мировых финансовых институтов - МВФ и МБРР - которую многие аналитики склонны считать реформой Бреттон-Вудской финансовой системы. В качестве важной составной части подобной реконструкции на повестку дня неизбежно и первоочередно будет поставлен вопрос о реформировании системы ценообразования на мировом рынке нефти.
    
    В последнее время проблема участия в формировании нефтяных цен получила практи-ческую поддержку российской власти, правда, в рамках более масштабной задачи обеспечения внешней конвертируемости рубля и превращения его в средство международных расчетов. В русле данной программы президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию 25 апреля 2006 г. предложил организовать на территории России биржевую торговлю основными товарами российского экспорта - нефтью, газом и т.д. - с расчетами в рублях. По замыслу, это решение должно подтолкнуть страны, являющиеся основными потребителями российских энергоресурсов, к накапливанию рублей, которые будут нужны им для приобретения товаров на отечественных торговых площадках. Таким образом, возникнет международный спрос на российскую валюту, и она начнет котироваться на валютных биржах за рубежом, как котируются сегодня в России доллар и евро, которыми наша страна расплачивается за импорт товаров и услуг.
    
    Предложение президента, в случае его реализации, безусловно, повысит вес рубля на мировом рынке. Однако директивным порядком такой рынок не учредишь. Традиционно торговля углеводородным сырьем сосредоточена на биржах в Лондоне и Нью-Йорке. Попытки Ирака и Ирана (в будущем, возможно, Венесуэлы) котировать сырую нефть в евро не изменили баланс спроса и предложения на рынке, эти страны не стали центром торговли и ценообра-зования, нефть по-прежнему котируется на мировых рынках в долларах и индикатором ее стоимости служит цена западнотехасской нефти (WTI) и марки Brent.
    
    В то же время, присоединение России к «клубу реформаторов» мирового нефтяного рынка лишний раз демонстрирует устойчивую тенденцию к пересмотру существующей системы котировки и расчетов на нефтяном рынке. В конечном счете, эта тенденция может привести к появлению одной или нескольких валют контракта, что серьезно пошатнет сегодняшнюю монополию доллара, кажущуюся уже не такой незыблемой.
    
    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
    
    26.06.2006 www.rian.ru




  • Fiper.ru © 2005-2017. Все права защищены.