ЗАБАВНЫЕ НОВОСТИ

Главная Статьи Ссылки Контакты

  Откуда взять героя

24.06.2005 15:40 
| Известия.RU
"Пушкин - это наше все" - висят растяжки на Тверской. В данном случае знаменитая цитата из Аполлона Григорьева призвана прославлять московский ресторан. И "Пушкин" - это действительно все или почти наше все. Зайдешь в "Пушкин" - кого только не встретишь. Вот буквально давеча - сидят за столиком Александр Проханов и Дмитрий Рогозин. Беседуют. Не иначе как о национальной идее идет речь. И о национальном герое. Истосковалась отечественная словесность и по той, и по другому. И лучшие умы бьются над вопросом, каким должен быть герой, носитель национальной идеи. Настоящий герой. Не постмодернистский симулякр, а реальное лицо, человек действия. Энергичный такой, с мышцами, с ясным взглядом, холодным умом и горячим сердцем. Тот, кто может увлечь, зажечь и повести за собой, кто укажет на широчайшие перспективы, на манящие дали, кто жизнь положит на создание сильного государства, крепкой державы, цветущей страны, где будут жить гордые и вольные люди, воины и апологеты народного неукротимого духа. В общем, приди, приди, новый Данко, взвейтесь, соколы, орлами и вместо сердца пламенный мотор.

Однако новый Данко не приходит. Кругом ирония и буржуазность, мелкий эгоизм и сумерки природы. Не только национальные, но вообще никакие идеи не вдохновляют. Славное историческое прошлое и история вообще покоятся в забвении. Сумбур в головах. Девятнадцатый век как-то странно перемешивается с веком двадцатым, и уже кажется, что это одна история. Точнее - советская история благополучно поглотила историю дореволюционную. Потому что советское еще понятно и доступно, еще живо, а вот все то, что до советского, - темный лес с ерами и ятями. Как будто другая страна и другой народ. И язык другой...

Вот приезжаешь в город Петербург на вручение "Национального бестселлера", смотришь на этот город - символ державного трехсотлетия, и все становится ясно с национальной идеей. Можно, конечно, подкрасить фасады, подремонтировать улицы, можно даже назвать ресторан "1913 год", можно отреставрировать Мариинский дворец и провести в Петербурге Международный экономический форум - но камни останутся камнями, история - историей, забытым мифом, а современность - современностью. И не уйти от впечатления, что перед тобой - провинциальная бедность в ветхой имперской оправе. И бедность живет сама по себе, а оправа сама по себе.

Почти как "Национальный бестселлер". Потому что само это сочетание - оксюморон. Если "национальный", то почти заведомо не бестселлер, а если бестселлер, то вряд ли к нему присоединим эпитет "национальный". Действительно, как сочетать высокие, можно сказать, государственные задачи с массовостью? Как соединить художественную литературу с популярностью? Ведь в лучшем случае получится "Турецкий гамбит" или "Статский советник", то есть реставрированная цитата, красочный центон, что бы там ни обсуждали в ресторане "Пушкин" Рогозин с Прохановым.

А пока "Венерин волос" становится "Национальным бестселлером". И сам по себе факт присуждения этой премии, которая мыслит себя в масштабах государственных, писателю, живущему в Швейцарии и пишущему заведомо не для массового читателя, за роман, в котором героя, кажется, нет вовсе, - довольно забавен.

Николай АЛЕКСАНДРОВ







  • Fiper.ru © 2005-2014. Все права защищены.