ЗАБАВНЫЕ НОВОСТИ

Главная Статьи Ссылки Контакты

  Отзвуки Победы

30.05.2005 10:01 
| Независимая газета
Концептуальные неожиданности новой симфонии Александра Чайковского

Юрий Башмет в роли альтиста и дирижера двух возглавляемых им коллективов - камерного ансамбля "Солисты Москвы" и государственного симфонического оркестра "Новая Россия" - представил на сцене Большого зала консерватории программу "Музыка весны". И хотя заглавие вызывает ассоциации с букетами сирени и всеобщей "эпидемией" влюбленности, тема концерта при ближайшем ознакомлении с программой оказалась "весенней", если только рассматривать ее непосредственно привязанной к дате - 60-летию Победы в Великой Отечественной. А именно этому событию концерт и был посвящен. Юрий Башмет сверстал программу, расположив в центре премьерное исполнение нового сочинения, а по краям - два классических шедевра. Идея - продвижение "от мрака к свету" - выглядела так: "Солисты Москвы" исполнили Камерную симфонию Дмитрия Шостаковича, имеющую подзаголовок "Памяти жертв фашизма и войны", затем "Новая Россия" вместе с капеллой имени Юрлова и солирующим и дирижирующим Башметом сыграли Четвертую симфонию Александра Чайковского, посвященную дате, а завершала вечер Пятая симфония Бетховена, рассказывающая, "как судьба стучится в дверь", а герой ее побеждает. Логика построения программы очевидна. Вот только стилистика получилась немного забавной. И все - из-за Александра Чайковского. В комментарии к премьере симфонии композитор объяснил, что в его новом сочинении есть две линии.

Одну условно можно назвать картинами мирной жизни, другую - попыткой подавления мирного существования. Однако никаких батальных сцен, образов нашествия, как и целенаправленной конфликтности, в симфонии не наблюдается. Внутри одночастная партитура разбита на несколько фрагментов, представляющих один из двух главных образов симфонии, в связи с чем выстраивается тематическое единство и, на мой взгляд, здесь можно говорить о лейтмотиве (или лейтинтонации) произведения, заявленном в самом начале и пронизывающем всю партитуру. Один из фрагментов симфонии написан для солирующего альта, то есть специально для Юрия Башмета, который и выступил инициатором создания этого произведения. В этой части композитор интересно представляет звуковое пространство: альт играет в сопровождении хора, создающего гулкий колористичный фон. Любопытно, что хористы не поют текста и даже не произносят отчетливых слогов (во всяком случае, их не разобрать), но при этом и "не мычат" с закрытым ртом.

В итоге создается ощущение колыхания, движения воздуха, в которое пытаешься вслушаться где-нибудь на природе и угадать, изменится ли погода. Получилось красиво, жаль только, что Юрий Башмет был немного жестковат в своем соло. Картины природы, читающиеся здесь как синоним мирной жизни, представлены в партитуре и как имитация звуков леса: с натуралистичным изображением стука дятла, голоса кукушки и щебетания разных птах. Причем композитор в стремлении отобразить эту тему взял такие насыщенные краски, что у него вышла не чистая пастораль, а вполне ироническая картина. Александр Чайковский славится редким чувством юмора, и, как мне кажется, в этом фрагменте он передал большой привет всем композиторам, когда-либо списывавшим звуки природы в нотную партитуру. После тревожного затишья и лирических излияний, после гимнической кульминации, растворяющейся в звуках леса, слушателя подстерегает неожиданный до обморока финал. Рояль начинает играть очень знакомую мелодию, коей оказывается песня Соловьева-Седова "Любимый город". Ее отголоски подхватывает оркестр. Такой концептуальный шаг в финале, опрокидывающий все симфонические изыски, которые витиевато вплетал в свою партитурную ткань композитор, переворачивает все ранее услышанное. Мозг с бешеной скоростью начинает отматывать пленку назад в попытке оставить на своих местах все составляющие еще минуту назад стройной и логичной композиции. Попытка безуспешна. Все сказанное ранее растворяется в воздухе. Остается только мысль о том, что ты, как и любимый город, отныне можешь "спать спокойно". Что тут добавить? Собственно, это и было главным завоеванием Победы. А Александр Чайковский все-таки не только человек ироничный, но и неисправимый романтик.

Анна Ветхова







  • Fiper.ru © 2005-2014. Все права защищены.