ЗАБАВНЫЕ НОВОСТИ

Главная Статьи Ссылки Контакты

  У меня с Верой Павловной абсолютно все, кроме секса

20.05.2005 13:51 
| Страна.Ru
Алексей Серебряков дебютировал в кино в тринадцатилетнем возрасте. Сниматься в фильме "Отец и сын" его взяли, благодаря сходству с актером Вадимом Спиридоновым. Но в отличие от многих, для Алексея первые в жизни съемки не стали последними. Последовали "Вечный зов", "Фанат", "Афганский излом", "Империя под ударом", "Баязет", "Штрафбат", "Побег". Вскоре на одном из телеканалов будет показан новый психологический детектив Бориса Фрумина под названием "Нелегал", в котором актер предстанет в качестве агента советской разведки, в 70-е годы внедренного на таможню ленинградского аэропорта. О том, может ли настоящий герой быть смешным, об опасности светской хроники для профессионального актера, об увлечении кройкой и шитьем, а также о нравах своих домашних питомцев Алексей Серебряков рассказал корреспонденту Страны.Ru Ксении Ивановой.

- Алексей, в новом фильме "Нелегал" вы играете русского разведчика. Образ для нашего кино, прямо скажем, не новый. Есть ведь и Штирлиц, и майор Вихрь, ставшие классикой. Вы как-то ориентировались на них или все же попытались создать новый тип героя?

- Я не опирался ни на какой опыт, а просто выполнял пожелания режиссера. Что из этого получится - мне самому интересно. Вообще на этот вопрос сложно сейчас ответить, поскольку фильма как такового еще нет. Сделана только часть работы, а именно - снят материал, дальше этим материалом можно распоряжаться как угодно. Монтажом можно переделать сюжет картины, характеры персонажей. Закадровым текстом можно рассказать вообще историю "Войны и мира", при том, что исходный материал не будет иметь к этому сюжету прямого отношения. Вообще "Нелегал" - работа очень спорная.

- Почему? У вас есть претензии к исторической достоверности сценария?

- Мне кажется, что сам сценарий очень спорный, претензии есть к нему в целом, к тому, как он написан. Да и Фрумин - режиссер непростой. Я впервые работаю с ним и думаю, что это чрезвычайно своеобразный режиссер, скорее он все-таки представитель так называемого авторского кинематографа. Что он сделает с этим материалом - одному Богу известно.

- Значит, подход режиссера к портрету разведчика был не совсем традиционным? В чем это проявилось?

- Я думаю, что Нелегал выглядит нелепым человеком.

-То есть в фильме есть и комические сцены?

- Фрумин говорил, что ему смешно. Но у него своеобразное чувство юмора, так что я не знаю, будут ли смеяться зрители.

- Вы часто играете бандитов, борцов с преступностью и других не менее суровых людей. Комическую роль не хочется сыграть?

- На самом деле, я играл разные роли, в том числе и в комедиях. Был очень популярный в свое время фильм - "Обнаженная в шляпе". Еще была комедия "Тонкая штучка". Я целенаправленно стараюсь играть разных персонажей, чтобы как можно дольше продлить зрительский интерес к тому, что я делаю. Если я понимаю, что меня приглашают только для того, чтобы я сделал все то, что уже было сделано мной в кино, то я от таких работ отказываюсь.

- Сейчас вы заняты еще в каких-то проектах?

- Скоро буду сниматься в сериале "9 месяцев". Еще надеюсь с удовольствием отработать с Рогожкиным - 22 июня начнутся съемки картины "Перегон".

- А как в данный момент складываются ваши отношения с театром?

- Сейчас я играю только в одном спектакле - "Чайке" в постановке Андрея Сергеевича Кончаловского, раз в месяц в театре имени Моссовета.

- В 1991 году вы ушли из знаменитой "Табакерки". Почему?

- Меня просто не устраивало то, что происходит с этим театром. Я рассчитывал видеть его в несколько другом качестве. Никакого конфликта не было. Как я могу конфликтовать со своим педагогом, Олегом Павловичем Табаковым, которого я безумно уважаю, которому я безумно благодарен? Я просто не был согласен с тем, что происходит.

- Большинство актеров не любят говорить о своей личной жизни, предпочитая обсуждать проблемы кино и театра, которые, подчас, менее интересны для поклонников. Вы думаете, что какие-то вещи надо скрывать от публики?

- Я вообще не говорю про свою жизнь, и в принципе стараюсь не давать интервью. Исключения связаны с тем, что в какой-то момент легче согласиться, чем объяснить, почему ты этого не хочешь. Я не считаю, что артист должен персонифицироваться для зрителя как личность, потому что это мешает работе. Быть убедительным потом в разных ролях гораздо сложнее, ибо у зрителя есть уже стереотип, некое понимание того, что это за человек. Если станет известно, что у меня большая современная квартира в новом доме, и человек подсчитает, сколько она стоит, то потом убедить его в том, что я могу быть бомжом на экране очень тяжело. Меня просят дать интервью, мотивируя это тем, что я интересен зрителю. А я не хотел бы, чтобы ему было интересно то, что я делаю, а не то, какой я на самом деле.

- Вам не кажется, что сама профессия актера обязывает к публичности, открытости для зрителя?

- Нет. Публичность не является неизбежной. Можно построить такую конструкцию, чтобы твоя публичность была минимальной. Публичными должны быть политики, звезды эстрады, которые выступают от имени себя самих. Им публичность необходима. Артистам же, которым приходится играть разные роли, она противопоказана. Я не хотел бы, чтобы у зрителей складывалось обо мне хоть какое-то впечатление.

- Однако западные "звезды", так или иначе, удовлетворяют любопытство своих поклонников по отношению к себе. Похоже, что это не мешает им быть убедительными на экране.

- Западный кинематограф построен на том, что артист становится персонажем, в том числе - светской хроники. Именно эту роль он играет всю жизнь, именно она привлекает зрителя в кинозалы и повышает артисту гонорары. Я - представитель русской актерской школы, а не американской, и я хотел бы быть разным.

- Вы пришли в кино в раннем детстве. Именно первые съемки повлияли на ваше решение стать актером? - Артистом я стал случайно. Это не был мой выбор, и я до сих пор нахожусь в сомнениях по поводу того, должен ли я этим заниматься.

- К окончанию школы вы успели отсняться в шести фильмах. Как относились одноклассники к вашей ранней популярности?

- Слава Богу, это прошло достаточно благополучно. Каким-то особым авторитетом благодаря съемкам я не пользовался.

- Вы ходили в музыкальную школу. Большинство детей это делают по родительскому принуждению. Вы тоже?

- Нет, это было мое желание. Я сам выбрал баян, потому что он мне очень нравился. Совершенно не жалею, что отучился.

- Отучившись, вы навсегда забросили этот инструмент, или иногда берете его в руки?

- Нет, я все-таки не музыкант. И вообще, насколько я понимаю, я не могу чем-нибудь долго заниматься. Хотя, без сомнения, обучение в музыкальной школе очень многое дает любому ребенку.

- В таком случае, не хотите ли вы, чтобы ваша дочь занялась музыкой?

- Даша попыталась поучиться игре на фортепиано, но поскольку она не может заниматься чем-либо дольше трех-четырех минут, эти уроки быстро закончились.

- Вы были спортивным ребенком? Обычно в музыкальные школы ходят такие задохлики-ботаники.

- Нет, я совершенно не был ботаником, скорее даже хулиганистым парнем. Я учился хорошо - исключительно для того, чтобы не расстраивать своих родителей, чтобы они были спокойны. Вел я себя как все нормальные дети.

- А музыку какую любите?

- Классику, джаз. В филармонию или на концерты специально не хожу. Любимых исполнителей тоже нет.

- Правда ли, что вы умеете и любите шить? Это довольно редкое увлечение для мужчины.

- На самом деле, очень много портных-мужчин. Я к этому пришел очень просто. Моей зарплаты не хватало на то, чтобы покупать одежду, а я, как любой молодой человек, хотел одеваться хорошо. Поэтому я шил себе одежду сам. Получалось неплохо, но потом появились деньги, и я тут же перестал этим заниматься.

- Вы научились шить самостоятельно, или окончили специальные курсы?

- У меня был знакомый портной, который сделал мне первые выкройки. По ним я начал работать, а потом уже включалась фантазия. Мог сшить любую вешь. Однажды сшил себе сумку специально для поездки в экспедицию. В ней было огромное количество карманов. Это было удобно, потому что мне в Москве тогда было негде жить, и я слонялся по съемным квартирам и по друзьям.

- Вы и сейчас готовы к смене места жительства?

- Сейчас я никуда переезжать не собираюсь, не хотелось бы. Раньше я просто принимал те условия, которые мне предлагали.

- А какие из них были самыми экстремальными?

- Я жил один раз в чудеснейшей квартире, в которой делался ремонт. Я спал на раскладушке, а надо мной - леса, люди стены штукатурили. Но эти молдаване очень деликатно относились к моему сну, понимали, что артиста не надо беспокоить, и включали дрели, только когда я просыпался. Это было забавно.

- Насколько болезненно вы переносите переезды?

- Раньше я все свое носил с собой, а теперь у меня семья, двое детей, две собаки. Мы подобрали на Рублевке огромного дога, 109 килограммов весом, и беспородную Веру Павловну на Цветном бульваре.

- Вы заядлый собачник?

- У меня в жизни было много собак. Дог очень спокойный, настоящий красавец, мраморного окраса. Сначала был больной, худой, сейчас отъелся. Единственный его недостаток в том, что он не выносит собак одного с ним пола, то есть кобелей. Из-за этого большая проблема с гулянием. Его очень трудно удержать.

- Вы сами выгуливаете его?

- Нет, у меня нет такой возможности. С ним гуляет нанятый человек. Я с ним гуляю по лесу, когда мы живем на даче. В Москве - крайне редко, только когда ему становится плохо посреди ночи, я выхожу с ним. А Вера Павловна - маленькая, вертлявая, очень ласковая. У меня с ней абсолютно все, кроме секса. Она меня обожает, и я ее тоже. Ей до всего есть дело, она, что называется, электровеник. Похожа на какую-нибудь начальницу отдела кадров.

- К кошкам, видимо, вы равнодушны?

- Кошек не люблю. Я ими могу любоваться, потому что это очень совершенные животные, но никакого родства с ними я не чувствую. Кажется, в прошлой жизни я был беспородным псом.







  • Fiper.ru © 2005-2014. Все права защищены.