ЗАБАВНЫЕ НОВОСТИ

Главная Статьи Ссылки Контакты

  Фон Триер на фоне триллера

18.05.2005 10:01 
| Независимая газета
На экранах Каннского фестиваля очень много трупов

Фестивальная светская жизнь бьет ключом с такой же интенсивностью, как и струи дождя. Вчера рано утром встал на рейд красивейший корабль "Королева Мери II", напоминающий "Титаник" из одноименного кэмероновского блокбастера. Корабль долго стоял на рейде, а к вечеру туда начала стекаться местная элита - Джорджа Лукаса награждали почетным каннским призом - "Каннский трофей", за вклад в мировой кинематограф. Шэрон Стоун демонстрировала безупречную фигуру и новую молодежную прическу с челочкой, Натали Портман крутила совершенно бритой, под ноль, головой. Пьер Ришар, как всегда, веселился, вертя кудлатой головой в поисках развлечений.

Интересно, что незадолго до фестиваля группа маститых режиссеров во главе с Фрэнсисом Фордом Копполой написала письмо директору Каннского фестиваля Жилю Жакобу с просьбой включить "Звездные войны" в конкурсную программу. Но руководство фестиваля наотрез отказалось, разумно посчитав, что салат - отдельно, мухи - отдельно. Хотя Лукасу наверняка можно было бы найти какой-нибудь поощрительный приз.

Нынешний список каннских конкурсантов напоминает краткое руководство по истории современного кинематографа для бездельников - "звезда с звездою говорит". Такой звездопад наблюдался на Лазурном Берегу лишь шесть лет назад, в 99-м, когда от обилия классиков хотелось спрятаться. Здесь часто вспоминают тот год, потирая руки в ожидании похожего скандала, - в 99-м жюри под председательством Дэвида Кроненберга (который нынче, как простой смертный, соревнуется за "Золотую пальмовую ветвь"), умудрившись проигнорировать всех великих и знаменитых, присудило "золото" никому не известным тогда братьям Дарденнам за социальную драму "Розетта". Французская пресса не унималась тогда месяц, разными словами упрекая Кроненберга за "плевок в лицо мировому кинематографу". От склонного к эпатажу Кустурицы многие сейчас ожидают чего-нибудь подобного.

К слову сказать, нынешние маститые охотно несут разочарования. Кроненберг, скажем, показал в конкурсе очень слабую ленту - "История жестокости". Правда, некоторые склонны считать ее пародией на все гангстерские боевики, вместе взятые, однако это больше похоже на реверанс в сторону знаменитого режиссера - вроде как не пристало без пяти минут классику ерунду снимать, не все, мол, так просто, как кажется на первый взгляд. Хотя и правда - пародийные моменты здесь явно есть, моментами пробивается легкая тарантиновщина, моментами режиссер игриво расшаркивается перед Хичкоком, кое-где кровавый мордобой способен затмить лучшие зубодробительные японские боевики. По отдельности забавно, а вместе - скучно. Здесь по ходу дела следует заметить, что теперь вообще редкий фильм здесь обходится без смерти и крови. Фору всем, конечно, дает брутальнейший Китай. В конкурсном китайском фильме "Выбор" Джонни То, например, трудно было запомнить героев в лицо - лица все больше были в виде кровавого месива. Но и умиротворенная Европа все охотнее и охотнее направляет свои интересы в сторону царства Танатоса. Наигравшийся в прикольные фенечки недавно еще модный Франсуа Озон решил посерьезнеть и исследовать психологию человека в последние месяцы жизни. Для этого он снял и привез в каннскую внеконкурсную программу фильм "Уходящее время", очень слабенькую и наивную попытку проследить ход мыслей и чувств тридцатилетнего фотографа, узнавшего, что жить ему осталось три месяца. Надо сказать, что время он проводит с толком - по просьбе супружеской пары оплодотворяет жену ввиду стерильности мужа - правда, в его присутствии и при его непосредственном участии, дарит ночь любви брошенному когда-то любовнику.

После чего, наевшись мороженого, тихо перебирается в мир иной, картинно расположившись на берегу моря в лучах предзакатного солнца. Не самая неприятная предсмертная программа, прямо скажем.

Ну ладно, от Озона многого и не ждали. Ждали много от Ларса фон Триера и его новой картины "Мандерлей". Обычное дело - чем больше ждешь, тем масштабнее разочарование. Триер - режиссер увлекающийся и от собственного "Догвилля" в восторге. Если по справедливости - в законном восторге. Увлекшись театрально-брехтовской формой художественного повествования, он потащил эту форму дальше по задуманной им трилогии об Америке. На сей раз условное пространство брехтовско-триеровского театра-кино - крохотный городок Мандерлей в Алабаме - населено чернокожими жителями, которых забредшая к ним Грейс, героиня "Догвилля" (увы - уже не Николь Кидман, а неизвестная молодая актриса Брайс Дэллас Ховард), пытается научить быть свободными - мол, рабство уж 70 лет как отменили. Но все зря - рожденный рабом рабом и умрет. Вот и вся нехитрая идея. Одного не учел сумрачный датчанин: войти два раза в одну реку, может, и можно, но выплыть во второй раз очень трудно. Если бы не было "Догвилля" - наверное, "Мандерлей" и занял бы место в ряду художественных открытий, а так - обидный автоплагиат. Хотя кто знает, что там у Кустурицы в нечесаной голове...

  Канны  

Материал подготовлен при содействии ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии"

Екатерина Барабаш







  • Fiper.ru © 2005-2014. Все права защищены.